Наш Порхов, занимающий невысокое место в ряду русских городов и не имеющий известности, вправе, однако обратить на себя внимание в историко-археологическом отношении. Переживший около шести столетий, он сохранил еще остатки своих древних укреплений, всегда дорогих для сердца любителей старинных памятников и свидетельствующих о прежнем названии города. В 1887 году исполнится ровно 500 лет со времени построения в Порхове каменных стен, вместо прежних деревянных или земляных. Замечательно, что ко времени Иоанна Грозного Порхов оказывался одною из немногих каменных крепостей по всей Руси; в Новгородской же земле вместе с ним насчитывалось таких крепостей только 3; прочие строились из дерева или земли. Географическое положение Новгородской области на северо-западной окраине древней Руси доставило Порхову многовековую роль важного оппозиционного пункта, на случай частых нападений соседних инородцев. А это немало значило в деле охранения исконной территории и народности, которое в великой собирательной работе Москвы получило свой дальнейший смысл, легший в основание созидания России, как могущественной политической единицы.

Уже давно (с XVII в.) настала пора, когда граница России с северо-запада далеко перешла границы прежней Новгородской области. С этого времени и Порховская крепость потеряла своё прежнее значение, без поправки стала ветшать, толстые стены осыпаться. До 1766 года в крепости еще находились: воеводская канцелярия, тюрьма, винные и соляной амбары и несколько строений для чиновников. Теперь же -sic transit gloria mundi – стены, видевшие пред собою и отражавшие грозные полчища литовского князя Витовта, Чуди, польского короля Стефана Батория, шведов под предводительством Делагарди – окружают собой огород, принадлежащий крепостной церкви и отдаваемый от неё в аренду! Стенам, защищавшим некогда Порховичей и окрестных жителей от неприятельских набегов, суждено в конце концов охранять от разграбления городских ребят и скота огурцы, лук, морковь и капусту!

Всепожирающее время и невежество делают, конечно, свое дело… Но это не оправдывает общественного равнодушия и внимания к древности. Настоящее время пробуждения русского исторического самосознания понятно направляет везде к исследованию, сбережению и почитанию отечественной старины и её памятников. За примером идти недалеко, Псков, древним укреплениям которого минуло также 500-летие, позаботился разведением около них с одной стороны ботанического сада для Сергиевского училища, с другой простого сада для города. Не мешало бы и Порховичам с подобающим уважением отнестись к своей старине. Обыкновенно любят украшать свежими растениями и цветами могилы дорогих умерших. Отчего бы не украсить чем-нибудь подобным и серые полуразрушенные стены и башни – этот красноречивый памятник давно минувшей жизни и братскую могилу предков, проливших кровь в борьбе с врагами родины? Вместо огорода, существование которого в крепости совершенно не гармонирует ни с исторической важностью места, ни с близостью древнего патронального городского храма св. Николая, – было бы приличнее, по примеру Пскова, рассадить городской сад, конечно не для гуляний с музыкой и увеселениями, а для скромной прогулки и серьёзного размышления о прошедшем. Ведь в прошедшем, в истории вся наша нравственная связь, из прошедшего же можно излечь прекрасные уроки для настоящего – особенно ввиду того, что русское общество, призванное действовать дружными усилиями, все еще смотрит врознь и смотрит вразброд. В древних развалинах, сослуживших когда-то посильную службу общему делу защиты русской земли от различных внешних врагов, каждый должен видеть напоминание собственных обязанностей на пользу общестсвенно-государственную!

Если бы мой план не ограничивался одною фантазиею, то осуществление его вызвало бы небольшое затруднение чисто финансового свойства. Дело в том, что крепостной огород, отданный городом во владение Никольской церкви и приносящий ей в год не менее 125 рублей, своим уничтожением мог бы подорвать одну из главных статей церковного дохода. Но не хочется сомневаться в том, что просвещенное отношение городского общества к древнему памятнику, которое бы проявилось в устройстве хорошего сада внутри и вокруг крепости, остановилось бы только на этом; город наверно не обидел бы небогатой церкви своего давнишнего покровителя св. Николая.

Думается, что затронутый мною вопрос во всей своей целости, и в частности с экономической стороны, имеет интерес прямо земский, и поэтому льщу себя надеждою, что он получит место в уважаемом органе Псковского губернского земства.

                          Студент С. – Петербургской Духовной Академии

Евгений Лебедев

(из “Вестника Псковского губернского земства” за 1881 г. №31)

Порхов и его уезд: Дореволюционный сборник публикаций. Псков, 2005.

Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *